Наверх

Архив записей

Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости

Консервация цен на топливо не стала сюрпризом

3.4.2019

На неделе правительство договорилось с вертикально интегрированными нефтяными компаниями (ВИНК) продлить консервацию цен на топливо до конца июня

Для аналитиков и игроков рынка это решение не стало сюрпризом, но и энтузиазма не вызвало. Эксперты в один голос говорят, что меры государственного регулирования цен не слишком согласуются с принципами рыночной экономики как таковой. Чиновники в ответ обещают найти новые, более прогрессивные инструменты. Конечным потребителям же остается лишь надеяться на лучшее.

Призрак Госплана

Основной смысл соглашения остался прежним: бензин и дизельное топливо не могут дорожать больше, чем на размер инфляции (уместно будет упомянуть, что за февраль инфляция в Петербурге выросла на 0,3 процентных пункта и составила 4,8%). Впрочем, цены на российских автозаправках не очень интересуют крупных производителей и переработчиков. Для них гораздо важнее условия работы на внешнем рынке, который продолжает оставаться более привлекательным и прибыльным.

Главным стимулом для ВИНК стабильно снабжать бензином отечественных потребителей должен был стать демпферный механизм компенсационных выплат из бюджета, если разница между оптовыми ценами на внешнем и внутреннем рынках оказывается слишком заметной. Размер “цены отсечки” был определен в 56 тыс. рублей за тонну. Однако красиво выглядевший на словах механизм сработал с точностью до наоборот. Биржевые цены на рубеже 2018–2019 годов обрушились и даже не приблизились к заветному рубежу.

“В результате производители бензинов (по ДТ ситуация сложилась более благоприятная) с начала 2019 года вынуждены были наряду с потерями от дисконта относительно экспортной альтернативы (доходил в марте до 10 800 рублей за тонну) еще и доплачивать в госбюджет вместо получения демпфера”, — поясняет ситуацию исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко.

Чтобы исправить эту диспропорцию, “цену отсечки” снизили до 51 тыс. рублей за тонну. Однако и это не вселяет в экспертов безудержный оптимизм. Проблема, судя по всему, заключается в самой идее демпфера, а не его параметрах. Более действенными могли бы стать другие механизмы. Но ими правительство пользоваться не хочет.

“Можно было смягчить ситуацию, отказавшись от роста акцизов, — прошлым летом это сработало. Но было решено перейти к административному регулированию цен на внутреннем рынке, договорившись с нефтяниками и создав демпфирующий механизм. А дальше уже неумолимая логика: заморозка цен влечет за собой регулярный торг с нефтяниками по компенсациям и изобретение механизма контроля за объемами поставок на внутренний рынок. Вступить на дорожку административного регулирования легко, а сойти с нее будет трудно”, — констатирует эксперт–аналитик ИК “ФИНАМ” Алексей Калачев.

Основным инициатором ввода демпфирующего механизма являлось министерство энергетики РФ, которое, как считают эксперты, оказалось в своеобразных административных тисках. С одной стороны, на него давил Минфин, который выступал и выступает резко против снижения акцизов, но при этом вполне допускает отмену ручного регулирования цен. С другой — экономический блок правительства, углядевший страховку от скачков цен именно в ручном регулировании. Пространство для маневра в такой ситуации практически отсутствует. Проблема в том, что все это мало напоминает капиталистическую экономику, возвращая отрасль во времена Госплана и Госкомцен СССР.

“Все–таки рынок предполагает формирование цены рыночным способом — нахождением баланса между спросом и предложением. Но бывает и так, что рыночные диспропорции и неуклюжее вмешательство государства нарушают этот баланс”, — говорит Алексей Калачев.

Именные лицензии

В Аналитическом центре Независимого топливного союза неправильной считают и саму формулу “инфляция минус”, напоминая, что обычно она применяется для регулирования тарифов естественных монополий, но никак не для конкурентного рынка. Ее применение создает ситуацию, когда от предпринимательской инициативы и стратегии компании не зависит почти ничего. Все намертво привязаны к макроэкономическим факторам и либо одинаково сидят в убытках, либо одинаково получают прибыль.

Кстати, об убытках. Опубликованные Росстатом результаты финансовой деятельности российских компаний за январь показывают, что убытки нефтегазодобывающей отрасли по сравнению с январем 2018 года выросли в 5,8 раза и составили 118,9 млрд рублей. Сальдо при этом, разумеется, остается положительным (110,4 млрд рублей), однако тенденция налицо. Убытки обрабатывающих производств тоже возросли, но куда скромнее — на 11,7%.

Каким образом будет (и будет ли) пересмотрена формула расчета оказавшегося столь ненадежным демпфера, сегодня не рискуют прогнозировать даже самые смелые эксперты. Зато уже известно о новинке. Это некое “квазилицензирование” нефтяных компаний, которое в правительстве обещают довести до ума и запустить как раз к окончанию срока действия продленного соглашения. Желающих заниматься экспортом нефтяников обяжут поставлять определенное количество топлива на внутренний рынок. Правда, каким образом будет организован контроль за соблюдением этих обязательств, пока неясно.

А вот подводные камни нового механизма очевидны уже сейчас. Как считают в Независимом топливном союзе, трудно понять, как будут получать предполагаемые “лицензии” независимые переработчики, поставляющие на экспорт нафту (тяжелый или прямогонный бензин). На внутреннем рынке их продукция не востребована, поэтому предприниматели окажутся в патовой ситуации: производство есть, но пользоваться им нельзя. Или же лицензиатов будут перечислять поименно в рамках новых соглашений между правительством и ВИНК.

У всех, имеющих отношение к нефтяной отрасли, впереди 3 напряженных месяца, которые будут заняты поисками путей решения накопившихся проблем и попытками понять подоплеку решений, предлагаемых федеральной властью.

Понятно, что крупные нефтяные компании не обидят, потому что у них есть существенные рычаги давления. Они могут компенсировать свои убытки разными путями. У независимых переработчиков и заправок таких возможностей нет, их голос учитывается в меньшей степени. С другой стороны, ВИНК тоже не очень комфортно действовать в рамках нынешней ситуации, потому что переработка убыточна, а перерабатывать что–то надо. Вот все и балансируют как могут. Если смотреть на ситуацию с позиции двух игроков (крупные и маленькие), то создается впечатление, что и правда все меры принимаются во имя сбалансированной рентабельности по секторам. Но есть еще третий игрок, которого обычно не рассматривают. Это консолидированный бюджет Российской Федерации. Все можно решить достаточно простым путем — понижением акцизов. В 2 раза, например. Но этого не делают. Потому что бюджет — это краеугольный камень нашей экономики. Есть два разнонаправленных желания. С одной стороны, хочется, чтобы бензин был дешевый, с другой — больше налогов с топливной отрасли получать. Но не может так сложиться, чтобы оба этих параметра совпадали.

ГРИГОРИЙ БАЖЕНОВ

руководитель Аналитического центра Независимого топливного союза

Print Friendly, PDF & Email
ООО «Красносельская Топливная Компания»

198504, г. Санкт-Петербург, г. Петергоф, ул. Первого Мая, д. 89 а
Телефон/факс: +7 812 428 10 24; +7 812 428 73 84

Яндекс.Метрика